» » Коллективный нарциссизм: когда любовь к своей нации или группе становится патологией?

Коллективный нарциссизм: когда любовь к своей нации или группе становится патологией?

Просмотры: 64
Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Казалось бы, какая нация или группа не считает себя в чем-то избранной? Тем не менее, когда большинство членов группы разделяют веру в то, что их сообщество имеет особенно высокую ценность и значимость, речь может идти о коллективном нарциссизме. Проблема в том, что такие группы требуют привилегированного отношения, а не равных прав, но это порождает ксенофобию, шовинизм, терроризм и другие «прелести» нашего времени. Мы перевели статью из журнала Aeon, автор которой рассказывает, что такое коллективный нарциссизм, когда стремление к признанию группы становится патологичным, к чему это ведет и почему в реакциях «коллективных нарциссов» неизменно преобладает агрессия к тем, кто не демонстрирует почтительное отношение к ним.

В 2007 году учительница из Великобритании, работавшая в одной из школ в Судане, была приговорена к тюремному заключению. Такое наказание она получила в соответствии с нормами шариата за то, что позволила своим ученикам назвать игрушечного медвежонка в классе Мухаммедом. На следующий день после объявления приговора более 10 000 человек вышли на улицы Хартума с требованием казнить учительницу за богохульство. Для выбора такого имени существовало несколько причин: имя Мухаммед было выбрано путем голосования в классе, и к тому же, это популярное мужское имя в Судане. Однако же учительнице пришлось столкнуться с волной агрессии, потому что некоторые люди интерпретировали ее действия как оскорбление всей их группы.

В 2014 году съемочная команда британской телепередачи Top Gear была вынуждена покинуть Аргентину из-за протестов рассерженных местных жителей, которые были оскорблены номерным знаком на одном из автомобилей шоу. Знак, на котором было написано H982FKL, аргентинцы расценили как издевательский намек на Фолклендскую войну 1982 года между Аргентиной и Великобританией. Надпись на номерном знаке вполне могла быть совпадением или даже ошибкой, но ситуация была истолкована как оскорбление в адрес Аргентины, и съемочной группе оказали крайне враждебный прием.

В этих примерах мы видим, насколько высоко ценят и уважают свою группу люди, которые чувствовали, что их группа была оскорблена. Но не все, кто высоко ценит свою группу, чувствуют себя оскорбленными и реагируют на реальные или воображаемые угрозы имиджу своей группы. Таким образом возникает вопрос: почему некоторые считают, что их группа была оскорблена, а другие нет? И почему некоторые люди считают, что их группа была оскорблена, даже когда не было ни малейшего намека на оскорбление и им были предложены альтернативные объяснения сложившейся ситуации?

Исследования, которые были проведены нами в лаборатории Prejudice Lab в Голдсмитском колледже, показывают, что люди, имеющие высокую степень коллективного нарциссизма, особенно чувствительны к даже самым незначительным проступкам в отношение своей группы. В отличие от людей с нарциссической личностью, которые имеют высокое мнение о самих себе, коллективные нарциссы склонны преувеличивать тяжесть проступков в отношение имиджа своей группы и агрессивно реагировать на них. Коллективные нарциссы считают, что другие люди не осознают в достаточной мере важность и ценность их группы. Они чувствуют, что их группа заслуживает особого обращения и настаивают на том, чтобы к ней относились с тем признанием и уважением, которых она заслуживает. Другими словами, коллективный нарциссизм представляет собой веру в преувеличенную значимость и важность своей группы, которая требует так называемой внешней валидизации — поддержки и одобрения со стороны других людей.

Коллективные нарциссы не просто довольствуются тем, что принадлежат к группе, имеющей большую ценность. Они направляют свою энергию не на улучшение группы и повышение ее ценности, а на отслеживание того, насколько все вокруг, особенно другие группы, признают и отмечают особую ценность их группы. Коллективные нарциссы требуют привилегированного отношения, а не равных прав. И необходимость в непрерывной внешней валидизации преувеличенного значения своей группы – это именно то, отличает коллективных нарциссов от людей, имеющих положительное отношение к группе, к которой они принадлежат.

Так, например, в Турции коллективные нарциссы испытывали радость от того, что Европа страдает от экономического кризиса, потому что они чувствовали себя оскорбленными после того, как их страна лишилась возможности вступить в ЕС. В Португалии коллективные нарциссы радовались экономическому кризису в Германии, потому что они чувствовали, что их страна пострадала в результате политики, проводимой в ЕС по настоянию Германии. Если применить понятие проступка со стороны одной группы в отношении другой к менее очевидным случаям коллективного нарциссизма, то мы можем привести в пример то, как агрессивно коллективные нарциссы в Польше отнеслись к создателям польского фильма «Последствия» (2012), рассказывающего историю погрома в деревне Едвабне, произошедшего в 1941. В фильме показано, как жители деревни заживо сожгли своих еврейских соседей, а затем обвинили в расправе нацистов. Даже такое мелкое преступление, когда актер в фильме шутит о популистском правительстве страны (которого как раз поддерживают коллективные нарциссы в Польше), спровоцировало агрессию в Интернете и даже угрозы физического насилия.

Когда дело касается их собственной группы, коллективные нарциссы лишаются чувства юмора. Они реагируют с повышенной агрессивностью на то, что они воспринимают как оскорбление своей группы, даже если обиды, возможно, и не было, если другие группы ничего обидного не видят или если группа, подозреваемая в проступке, вовсе не намеревалась оскорбить кого-либо. В отличие от нарциссических личностей, коллективные нарциссы не могут мысленно отделить себя от непопулярной или подвергающейся критике группы. Когда их самооценка вкладывается в ценность и величие их группы, коллективные нарциссы находят мотивацию в том, чтобы улучшать свою группу, а не самих себя.

Наша команда исследовала коллективный нарциссизм как характеристику, которая свойственна индивидууму. Мы полагаем, что в любом обществе всегда найдется некая доля людей, отвечающих этим критериям. Однако коллективный нарциссизм может также охватывать целую группу, результатом чего могут стать, казалось бы, внезапные и ничем не спровоцированные вспышки межгрупповой ярости или же предвзятое отношение к группе меньшинства. Мы также полагаем, что коллективный нарциссизм представляет наибольшую опасность как групповой синдром – то есть когда большинство членов группы разделяют веру в то, что их группа, которая, по их мнению, имеет высокую ценность и значимость, не получает должного признания, и когда такая точка зрения диктует прошлое и настоящее данной группы.

Такой коллективный нарциссизм настолько токсичен, что может помочь объяснить такие явления, как антисемитизм и, возможно, даже две мировые войны. Этот феномен может объяснить террористическую атаку 2015 года на штаб-квартиру французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo, в были котором опубликованы скандальные карикатуры на пророка Мухаммеда. Недавние исследования Катажины Яско и ее коллег из Национального консорциума по изучению терроризма и средств противодействия терроризму (START) в Университете штата Мэриленд, в Колледж-Парке, показывают, что коллективные нарциссы, которые общаются в радикальных социальных сетях, готовы к участию в политическом насилии и терроризме.

Коллективный нарциссизм помогает объяснить политическое поведение и в демократических странах. Недавние исследования показывают, что проявления национального коллективного нарциссизма были отмечены в процессе выборов в Соединенных Штатах: помимо приверженности своей партии, это был самый сильный фактор, который мог указать на то, что избиратель проголосует за Дональда Трампа на президентских выборах в 2016 году в США. Коллективный нарциссизм также может объяснить победу на референдуме сторонников выхода Великобритании из ЕС в 2016 году, поскольку здесь был замешан страх перед иммигрантами и иностранцами.

Недавно ученые из Пенсильванского университета исследовали мозг нарциссов с помощью МРТ и обнаружили физиологические доказательства того, что такие люди особенно болезненно воспринимают случаи, когда их группа сталкивается с неприятием со стороны другой группы, даже когда сами люди отрицают это. Это крайне важно, потому как другие новые данные показывают, что люди получают эмоциональное удовольствие от того, что агрессивно реагируют на неприятие со стороны других. Это еще предстоит подтвердить, однако, скорее всего, коллективные нарциссы испытывают похожие переживания, когда их группу критикуют, отвергают или иным образом подрывают. Следовательно, они могут быть особенно склонны к использованию агрессии для того, чтобы уменьшить свои переживания.

Сможем ли мы найти альтернативные способы, как устранить связь между коллективным нарциссизмом и склонностью враждебно реагировать на другую группу в банальных повседневных ситуациях? Ответ на этот вопрос является темой исследований, которые мы с нашей командой проводим в настоящий момент в Голдсмитском колледже. Если мы сможем научиться устранять враждебность, которую испытывают и проявляют люди, имеющие высокие показатели коллективного нарциссизма, мы сможем также научиться дерадикализировать и обезвреживать целые группы коллективных нарциссов.

 

Об авторе

Агнешка Голец де Завала — социальный психолог, доцент Голдсмитского колледжа Лондонского университета (Великобритания) и Университета социальной психологии и гуманитарных наук в Познани (Польша).

Эта статья впервые была опубликована в журнале Aeon под заголовком Why collective narcissists are so politically volatile с лицензией Creative Commons

 

www.monocler.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

(предыдущая статья)
(следующая статья)