» » Рудольф Абель — разведчик-епископ; известные и неизвестные факты

Рудольф Абель — разведчик-епископ; известные и неизвестные факты

Просмотры: 118
Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

разведчик

В течение последних нескольких лет ФСБ РФ начинает открывать некоторые из засекреченных в прошлом данных, касающихся работы «бойцов невидимого фронта» во время войны. Исследователи обнаружили новые материалы о работе контрразведки СССР в Куйбышеве (сейчас — Самара), который в годы ВОВ рассматривался как «запасная» столица страны.

Как Фишер превратился в Абеля

Вначале стоит рассказать немного об истории легендарного разведчика Абеля Рудольфа Ивановича (Фишера Вильяма Генриховича). Родился он 11-го июля 1903-го года в Великобритании, в городке Ньюкасл-апон-Тайн. Отца его звали Генрих Фишер и он был немцем по национальности, родившимся в Саратове. В начале 20-го столетия Генрих Фишер был выслан из России за участие в революционной деятельности. В Великобритании Фишер встретился с русской девушкой по имени Любовь, они поженились и в этом браке родился сын, названный Вильямом — в честь Шекспира.

В 1920-м году Генрих Фишер с семьёй вернулся обратно в уже советскую Россию и принял гражданство СССР. Здесь его сын Вильям получил специальность радиотелеграфиста. Он безупречно владел русским, немецким, английским, а также французским языками, потому по окончанию учёбы сразу был приглашён работать в органы государственной безопасности. После некоторых проверок Вильям Фишер пополнил ряды кадровых служащих ИНО ОГПУ, служил во внешней разведке. С 1929-го по 1936-й год он выполнял не слишком продолжительные (длившиеся по нескольку месяцев) задания на территории Польши, Китая и Великобритании. В мае 1936-го Вильям Генрихович Фишер возвратился в Москву, где стал осуществлять подготовку разведчиков-нелегалов.

В тот же момент Фишер впервые встретился с Абелем Рудольфом Ивановичем, латышом по национальности, во время революции вставшим сторону большевиков, а в 1927-м году также ставшим сотрудником ИНО ОГПУ. Но в 1938-м Абеля уволили из органов государственной безопасности по той причине, что родного брата Рудольфа Ивановича, Вольдемара Абеля, который был начальником политического отдела морского пароходства, перед этим арестовали по подозрению в участии в «латвийском контрреволюционном заговоре». Впрочем, вскоре Рудольфу Ивановичу вернули все его прежние права, и он сражался в рядах РККА, однако Абель до конца своей жизни так и не узнал о том, что его товарищ Вильям Фишер из-за продолжения своей службы в военной разведке СССР использовал его имя и биографию. Фамилия Абель использовалась в секретных документах НКВД и КГБ, под этой фамилией Вильям Фишер и вошёл в историю. Потому в дальнейшем повествовании нашего героя мы будем называть Рудольфом Абелем.

Тыловая разведывательная школа

В 1941-м году в августе из-за приближения войск вермахта к Москве Абель со своей семьёй уехал в Куйбышев. Именно в этот город в то время переехали также правительственные учреждения. Абель прибыл в Куйбышев в сентябре 1941-го и по заданию от руководства был направлен в недавно созданную секретную школу разведчиков, которая располагалась в посёлке Серноводск, находящемся на курорте «Сергиевские минеральные воды». Там Рудольф обучал радиоделу слушателей курсов разведчиков-диверсантов, после необходимой подготовки забрасывавшихся в глубокий тыл немцев.

В куйбышевской разведывательной школе Абель работал до января 1942-го, затем вновь был откомандирован в НКВД. Сам Рудольф Иванович на протяжении последующих 2-х лет практически непрерывно был в разъездах, однако его семья проживала в Куйбышеве до февраля 1943-го. Его супруга Елена Степановна была музыкантом и работала в оркестре оперного театра. С ней проживали её мать, племянница и дочь Эвелина, которая сегодня живёт в Москве.

До завершения войны Абель выполнял различные специальные задания, работал и в тылу, и в штабе разведки. В 1942-43 гг., когда в Куйбышеве находился центральный аппарат НКВД, советская служба государственной безопасности при прямом участии Абеля провела две совершенно секретные операции, которые в документах фигурировали под кодовыми названиями «Послушник» и «Монастырь». Материалы этих операций были рассекречены только по прошествии 60-и лет. Специалисты отмечают, что они были одними из самых удачных операций контрразведки Союза за всё время ВОВ.

Офицеры-послушники

Всё началось весной 1942-го, когда немцы получили дезинформацию, будто бы в Куйбышеве действует религиозная группа антисоветской направленности, поддерживаемая РПЦ в Москве и возглавляемая епископом Ратмировым из Калинина, во время оккупации якобы перешедшим на сторону Рейха, однако в действительности он работал на советскую разведку.

Операция началась с забрасывания в Калинин двух офицеров НКВД — Михеева и Иванова. Поручительства митрополита Сергия и епископа Ратмирова позволили им быстро внедриться в церковное сообщество, которое сотрудничало на оккупированных территориях с немцами. После того, как Калинин был освобождён Красной Армией, Ратмиров перебрался в Куйбышев, где, согласно легенде, стал руководителем тамошнего «религиозного подполья», в то же время Михеев и Иванов с остальными церковниками-коллаборационистами ушли с немцами. Отныне Михеев и Иванов пользовались полным доверием, поэтому с рекомендациями от Ратмирова отправились в Псков под видом послушников. Там они пришли к настоятелю местного монастыря, якобы также выполнявшего задания немцев. Поскольку «послушников» на момент их визита в Псков уже хорошо знали сотрудники абвера, им сразу поверили.

В то же время разведка Третьего Рейха отправила в Куйбышев к Ратмирову радистов из советских военнопленных, которые были сразу задержаны и перевербованы. Таким образом чекисты начали радиоигру с разведывательными службами немцев, во время которой Рудольф Абель обеспечивал каналы связи.

Офицеры-«послушники» с настоятелем монастыря начали в этом монастыре бурную работу, создав тут разведывательное бюро немецкого командования. В Берлин из Пскова, таким образом, шла информация по радиоканалам о транспортировке боеприпасов и сырья из Сибири на определённые участки фронта Красной Армии. Такая дезинформация основывалась на сообщениях агентуры, поступавших из «религиозного подполья» Куйбышева, возглавляемого хорошо известным немцам епископом Ратмировым. Работа группы была столь филигранной, что руководство абвера на протяжении всего времени операции было абсолютно уверенным относительно достоверности информации, которую ему поставляла «шпионская база» из Куйбышева. Такая радиоигра играла большую роль для удачного проведения операций РККА в 1943-м году, в т. ч. для победы над Германией в Курском сражении.

После завершения войны епископ Ратмиров был по личному приказу Сталина награждён медалью и часами из золота. Боевых наград были удостоены также Михеев и Иванов, осуществлявшие прямое руководство деятельностью епископа и сопровождавшие его в тылу.

Американская история

Что касается настоящего Рудольфа Абеля, он в конце войны получил звание подполковника, однако в 1946-м году по причине ухудшения здоровья, вызванного ранениями, ушёл в отставку. Умер Абель в 1955-м году. Он никогда не узнал, что его приятель Вильям Фишер был в 1948-м направлен в США как разведчик-нелегал. Там он работал под псевдонимом Марк до 1957-го года, после чего по причине предательства связника был арестован сотрудниками ФБР. При задержании и во время следствия Фишер всегда назывался Рудольфом Абелем, якобы родившимся в Латвии и в США занимавшимся различными видами бизнеса.

Хотя во время следствия Абель не признал, что осуществлял разведку в пользу Союза, в ноябре 1957-го его дело передали в нью-йоркский суд, приговоривший «бизнесмена» к 32-м годам заключения. Однако в 1962-м году Рудольф Абель был обменян на лётчика из США Фрэнсиса Пауэрса, чей разведывательный самолёт сбили над Уралом 1-го мая 1960-го года. По возвращении на родину Абель продолжил служить во внешней разведке СССР, преимущественно занимаясь преподаванием, и умер в 1971-м году в Москве.

Подчеркнуть значение этого легендарного разведчика в отечественной истории может фраза руководителя ЦРУ Аллена Даллеса, произнесённая им в марте 1958-го года: «Мне бы хотелось иметь сейчас в Москве трёх-четырёх таких людей, как Абель».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

(предыдущая статья)
(следующая статья)